Чиркинские были

danilova   Известный факт: назвать железнодорожную станцию в честь Андрея Николаевича Корфа предложил его преемник на посту генерал-губернатора Приамурья Сергей Михайлович Духовской. Так летом 1897 года на стальном пути, который должен был соединить Владивосток и Хабаровск, появилась станция Корфовская. Но Чирки, ее рабочее название именование, употребляемое на строительных планах и картах, тоже пригодилось. Это название получила соседняя станция, остававшаяся безымянной.

   Откуда оно взялось, местным жителям понятно. Из предгорья Хехцира несет свои воды в Уссури  река Чирки. Площадь ее бассейна составляет без малого тысячу квадратных километров. В середине XIX века на здешних берегах исследователи встретили водоплавающих птиц, будто прилетевших из центральной России, - крякву, мандаринку и, разумеется, чирка-свистунка. Это он, самый маленький представитель семейства утиных, дал название реке.

   Когда из Приамурья в Приморье пошли поезда, жители столицы генерал-губернаторства получили возможность выезжать на Хехцирскую дачу собирать ягоды и грибы, охотиться и рыбачить. Надо иметь в виду, что в дореволюционную пору дачей назывался не только земельный, но и лесной участок, обустроенный для посещения. Хехцирская дача начиналась на станции Хехцир, а заканчивалась на станции Чирки.

   До середины 30-х годов Чирки были вровень с Корфовским: в обоих населенных пунктах функционировали сельские советы. Правда, с 1934 года они относились непосредственно к Хабаровску. С образованием Хабаровского района в 1937 году Чирки и Корфовский были включены в его состав. Через год Чирки утратили статус самостоятельного административно-территориального образования. К этому времени в Корфовский можно было добраться не только по железной дороге, но и по грунтовой.

   Мария Фоминична Данилова приехала в Чирки в 1949 году. Ей было тринадцать лет,  она поселилась в семье старшей сестры Надежды, где родилась дочь. Декретный  отпуск тогда измерялся не годами, а неделями, поэтому нянькаться вызывались родственники. Маруся не только заботилась о племяннице, но ходила в школу. В военное лихолетье  учиться ей не довелось.

   Школа в Чирках была начальная, относилась она к железной дороге. Поскольку учеников насчитывалось немного, уроки были совмещенные. Мария Фоминична помнит, как вместе занимались первоклассники и четвероклассники. Осталась в памяти и единственная в школе учительница: это была Антонина Ивановна Михалкина.

   Ивана Федотовича Торшина, мужа сестры, в Чирках уважали. Он был директором подсобного хозяйства «Амуррыбсбыта» - пожалуй, самого крупного предприятия Чирков. «Амуррыбсбыт» входил в главное управление рыбной промышленности Хабаровского края.

   - Мы выращивали огурцы и помидоры. Их солили и в деревянных бочках отправляли рыбакам, - рассказывает Мария Фоминична.

   Помимо овощеводства хозяйство занималось животноводством. Как-то отправили Марусю за водой для скотины. Когда лошадь с бочкой заехала в реку Чирки, неожиданно засвистели пули. Маруся бросилась на землю и не поднимала головы, пока на берегу не появился солдат. Оказалось, что военные, которые размещались в поселке, проводили  стрельбы. Естественно,  было оповещение, но Маруся почему-то осталась в неведении.

   Из событий сороковых - пятидесятых годов запомнилось возведение путейской казармы пленными японцами. И, конечно, собственное замужество.  Избранником Маруси стал Николай Данилов, выросший в Корфовском, согласившийся на переезд в Чирки после свадьбы. Его приняли шофером на базу связи, которая существует и поныне, но уже в составе «Ростелекома».

   -  Я работала в подсобном хозяйстве. Правда, оно относилось уже к масложиркомбинату. Потом нас передавали в Хорский совхоз, в Соколовский совхоз,  - продолжает Мария Фоминична.

   В шестидесятые-семидесятые годы Чирки стали крупным производителем сельхозпродукции: здесь появились подсобные хозяйства химфармзавода, кондитерской фабрики, «Промсвязи», молзавода, других предприятий краевого центра.  Подхоз масложиркомбината располагал не только коровниками и свинарниками, но и клубом. На танцы в этот клуб приезжали девчата из Корфовского. Возможно, потому, что в Чирках дислоцировались части ракетных войск и противовоздушной обороны.

   Без малого четверть века проработала в подхозе Данилова. Еще почти полтора десятка - в транспортной группе базы связи, куда ее убедил перевестись  крутивший баранку муж.

   - Берешь кувалду, монтировку -  и меняешь резину на машине, - смеется Мария Фоминична, которую «Ростелеком» считает ветераном труда.

cirki-2   В начале шестидесятых годов в окрестностях Чирков развернулась масштабная стройка - возведение хранилищ для  радиоактивных отходов.  Есть смысл напомнить, что эти отходы не имеют отношения ни к атомным бомбам, ни к атомным электростанциям, хотя и представляют опасность для здоровья человека. Эксплуатацией хранилищ занимался спецкомбинат «Радон». В постсоветское время его правопреемником стало хабаровское отделение федерального государственного унитарного предприятия «РосРАО».

   - Находящиеся на хранении радиоактивные отходы - это в основном отработавшие свой срок различные источники излучения, которые используются в счетчиках, измерителях, дефектоскопах, других приборах, - поясняет замдиректора хабаровского отделения «РосРАО» Вадим Донатович Соколовский.

   Содержались упакованные радиоактивные отходы в подземных железобетонных бункерах, накрытых бетонными плитами. В 2012 году был построен наземный модуль из бетона и металла, где радиоактивные отходы хранятся в  специальных контейнерах, которым не страшны ни огонь, ни вода, ни падение с высоты.

   - Для работы с очень активными источниками радиоактивного излучения создана горячая камера. Она представляет собой отдельное стоящее здание, оснащенное механическими руками. Другими словами, работа с источниками производится дистанционно, - добавляет Соколовский.

   Правда,  освоили эту технику не местные чиркинские кадры, а приезжие хабаровские. Между прочим, аббревиатура РАО расшифровывается как радиоактивные отходы.

   Из чиркинских старожилов, которые работали на спецкомбинате «Радон» с его создания, вспоминают Василия Даниловича Гусакова, Якова Ефимовича Бакланова, их жен Анну Ивановну Гусакову, Анну Ивановну Бакланову. Продолжительное время трудилась в спецкомбинате «Радон» Нина Анатольевна Кузнецова.

   В Чирках жили фронтовики: Василий Иванович Фомичев, воевавший на 1-м Белорусском фронте, отмеченный орденом Славы и медалью «За отвагу»,  Нина Григорьевна Матвеева, телефонистка 2-го Прибалтийского фронта, Николай Лукич Кальченко, награжденный медалью «За победу над Японией».

   После Вяземского лесотехникума работала в Чирках Тамара Григорьевна Лепешко. Коренная  корфовчанка,  она распределилась в Хехцирский опытный лесхоз, центрального усадьба которого располагалась в Корфовском. Лесхозовские кадровики направили  молодого специалиста в Чирки. Точнее, в Малочиркинское лесничество, располагавшееся в этом поселке.

   - За лесничеством было закреплено семь тысяч гектаров леса. Значительная часть территории представляла собой заболоченные места. Они осушались: техника рыла канавы для стока воды. При этом грунт тут же использовался для отсыпки дорог, - рассказывает Татьяна Григорьевна,  работавшая помощником лесничего в Чирках три с лишним десятка лет, вплоть до ликвидации лесхоза в Корфовском.

   За это время протяженность дорог в лесничестве возросла в десять раз, что помогало в пожароопасный период быстро добраться до очага загорания. На посадки привлекалось порядка пятидесяти человек, в том числе управленцы из Корфовского. Высаживали лиственницу, позже - кедр. Лесниками в Чирках работали Александр Иванович Фомичев, Леонид Алексеевич Тарычев, лесничим - Лидия Андреевна Маковей.

   С послевоенных лет жила  в Чирках Мария Григорьевна Дейникова. Перебралась сюда из района Лазо после замужества, рожала и воспитывала детей, работала охранником на базе связи.

   - Муж построил дом,  - говорит она.  - Зарплаты были маленькие,  поэтому каждая семья  имела огород, скотину. Мы держали корову, чушек…

   Молоко относила на продажу в бараки, где квартировали офицеры. По воскресеньям с бидонами отправлялась на пригородный поезд. Выходила на Втором Хабаровске: там, на рынке, у нее покупали сливки, сметану, творог. Стоявший дома сепаратор, перегонявший молоко на молокопродукты,  венчал каждодневные хлопоты. На зиму запасали сено для буренки, хрюкающее поголовье питалось в основном с огорода. Но крестьянский труд - это не только семь потов до полудня и после него. Это ни с чем не сравнимое чувство удовлетворения сделанным,  общением с животными,  единением с природой.

   В начале 80-х годов перебрались в Чирки, продав хабаровскую квартиру, Владимир Тимофеевич и Эмма Ивановна Гинчук. Они выросли в сельской местности,  жизнь в городе не радовала, а тяготила, и после 25-летия супружества их потянуло к земле. Купили дом с огородом, завели хозяйство.

   - Здесь воздух другой.  Выйдешь утром, вдохнешь его и кажется, что сил набрался, - признается глава семейства.

   Богатств чета Гинчуков в Чирках не нажила, хотя дефицитной в советское время «Нивой» обзавелась. По словам Владимира Тимофеевича, в пору полупустых прилавков таким, как они, можно было зарабатывать гораздо больше,  если бы не перекупщики, имевшие власть на городских рынках. Впрочем, о переезде в Чирки  он не жалеет. И надеется, что у него с женой хватит силенок дожить до сентября 2017 года, чтобы отметить бриллиантовую свадьбу - 60-летие супружества.

   Чирки сегодня - это улица Школьная без школы, улица Клубная без клуба,  улица Подсобная без подхозов. Винить в этом российские реформы неуместно: школа-четырехлетка и очаг культуры закрылись еще в советскую эпоху. Вместе с ней ушли и в прошлое подсобные хозяйства предприятий. Жаль, что в Чирках пока не нашлось фермеров, способных вдохнуть вторую жизнь в коровники и свинарники,  в сенокосы и пахоту. Правда,  изобилие на прилавках не убавило желающих быть поближе к земле-кормилице,  от души потрудиться на ней. Это подтверждают дачные домики и участки, сезонный маршрут автобуса из Южного микрорайона.

   Есть и более внушительные строения - то ли усадьбы, то ли загородные дома. Наверное, их владельцы приезжают сюда на завидных авто не для работы, а для отдыха. Хотя клумбы и грядки удостоверяют, что и обеспеченные люди не прочь высадить зелень, обустроить цветник.

   От железной дороги ведет улица Чапаева - без сомнения, главная в Чирках улица. Дом №7, бревенчатый, с наличниками, вызывает сожаление пустотой оставленного жилища. Заросший огород примыкает к другому огороду, где аккуратные рядки картофельной ботвы, где фигуры работающих взрослых и панамка любопытствующего дитя, где тарахтящий плуг и яркий автомобиль. Что ж, копка картошки - дело семейное.

   Незатейливая картинка последней августовской недели рождает надежду. На то, что огородничество и прочие составляющие крестьянского труда не уходят с военным поколением, что автомобилизация и другие технические обретения  не сводят на нет познания природы. Наконец, на то, что в основанных в позапрошлом веке Чирках будут новоселья, детский смех, радость труда на земле.  

   На снимке: свинарка Мария Данилова. Фото 1960-х годов.

   На снимке: в новом цехе хабаровского отделения «РосРАО». 

Яндекс.Метрика