Три названия одного селения

18-km   Сегодня это дачный массив по обе стороны трассы Хабаровск-Владивосток, где останавливаются пригородные автобусы и кондуктор объявляет: «Восемнадцатый километр…» Есть другое название этого примечательного места  - сопка Двух Братьев. Оно упоминается в сборнике исторических документов, изданных государственным архивом края в 2008 году. Там село Сопка Двух Братьев фигурирует как упраздненный населенный пункт.

   Он относился к Корфовскому поселковому совету. Вероятно, решение о ликвидации села Сопка Двух Братьев было принято, когда дач оказалось гораздо больше, чем домов, в которых жили круглый год, к которым примыкали огороды, летние кухни, сараюшки для содержания живности.  Но такие дома сохранились и в наступившем веке, хотя их непросто найти среди нескончаемых дач у сопки Двух Братьев.

   - Этот дом построили мои дедушка и бабушка по материнской линии Александр Ефимович и Прасковья Никитична Гнусаревы в 1952 году, - говорит Игорь Пастухов.

   Ему сорок два года, он ездил в Корфовский, где оформлял регистрацию, можно сказать, в родовом гнезде Гнусаревых-Пастуховых.

   - В паспорте записано так: 18-й километр владивостокского шоссе,  сопка Двух Братьев, дом №25, - поясняет Игорь Александрович.

   За полвека с лишним дом накренился, но бревенчатые стены и дощатые полы еще крепки. Просторная кухня с кирпичной печкой, зал с окнами на две стороны, в котором по праздникам собиралась большая семья - отец и мать, трое уже взрослых сыновей и дочь. И, конечно же, внуки… Игорь деда не помнит, а бабушка как сейчас перед глазами. То курей кормит, то грядки пропалывает, то у печки стоит, желая порадовать внука вкусненьким.

   От нее Игорь узнал, что дедушка с бабушкой приехали на Дальний Восток из Сибири еще до Великой Отечественной. Когда пришли перестройка и гласность, стал понимать, что в тридцатые годы семьи по своей воле не срывались в неизвестность. Скорей всего,  Гнусаревы попали под раскулачивание. Бабушка рассказывала, что полтора десятка лет они теснились в бараке, пока не построили свой дом, что дед, печник по специальности,  пользовался уважением среди жителей села Сопка Двух Братьев.

   Почему село так назвали, Игорю было понятно с детства. Ведь на сопке громоздятся две скалы. Одна возвышается над прилегающей местностью на восьмидесятиметровой высоте, другая - на сорокаметровой.  Считается, что эти скалы, с которых открывается впечатляющий вид на Хабаровск и Амур,  - фрагмент  хребта Большой Хехцир. От аборигенов сохранилась легенда о двух братьях, потерявших в тайге сестру. Они звали ее, но кричали так громко, что разгневали духов, и те превратили братьев в каменные глыбы.

   Кроме этнической версии, активно разрабатываемой в последние четверть века, существует версия, закрепившаяся в советскую эпоху.  Если полагаться на нее, то сопка названа в честь двух братьев Устюжаниных, которые в ноябре 1919 года прикрывали отход партизанского отряда. Они пали смертью храбрых, сдерживая натиск белогвардейцев и интервентов. Утверждается, что Устюжанины были похоронены на месте гибели. Правда, коренным жителям села Сопка Двух Братьев об их могиле ничего неизвестно. 

   У Игоря Пастухова сохранилась справка, выданная Александру Ефимовичу Гнасареву в архивном отделе краевого управления внутренних дел в 1957 году. Она касалась заработной платы, но примечательна тем, что в ней зафиксировано третье по счету наименование населенного пункта у сопки Двух Братьев. Он упоминается как поселок Известковый.

   Это объяснимо: на 18-м километре,  в селе Сопка Двух Братьев, наконец, в поселке Известковом действительно был известковый завод. И, как следует из справки, на нем числился сторожем Александр Ефимович Гнусарев.

   - Разработка месторождения известняка была начата в 1915 году, - говорит Александр Николаевич Завальский, которого можно назвать общественным историографом этого поселения.

   Как у Пастухова, у Завальского здесь с 30-х годов жили дедушка и бабушка.

   - Был карьер, в котором добывали известняк. Была печь для его отжига, и она работала на дровах. Организовал производство купец китайского происхождения, - продолжает Александр Николаевич. - Известь вывозили подводами до Казакевичева. Это село связывал с Хабаровском тракт, проложенный еще до 1917 года, не говоря уже про водный путь по Амурской протоке. Прямой дороги до Хабаровска еще не было…

   Откуда родившийся в 1943 году Завальский знает такие подробности? От своей бабушки Елены Макаровны. Она окончила два класса церковно-приходской школы, но была общительна, имела хорошую память. Матрос Гаврил Завальский, за которого Елена вышла замуж, служил во Владивостоке, потом в Хабаровске. В 1929 году во время конфликта на Китайско-Восточной железной дороге участвовал в сунгарийской наступательной операции, за что был отмечен командованием Амурской военной флотилией. В приснопамятные 30-е на складе боеприпасов, который был в ведении Гаврилы Устиновича, обнаружились неучтенные патроны. Вопрос встал ребром: на кого он готовил покушение?

   Так завскладом части оказался завмагом села Сопка Двух Братьев с осознанием, что ему несказанно повезло. Примерно тогда же прибыли из Сибири семьи бывших кулаков Гнусаревых, Погорельских, Коростелевых. Люди работящие, они сразу обзавелись огородами, скотиной.

   - Не голодали ни до войны, ни в войну, ни после войны, - замечает Александр Николаевич, продолжая повествование не столько о Завальских, сколько о всех переживших страшные времена благодаря неустанному труду.

   От бабушки он слышал о вербованных кадрах из Охотского рыбтреста, оказавшихся в селе Сопка Двух Братьев без рубля в кармане, не желавших работать, вороватых и пьющих. Она же рассказывала, как дед ходил торговать на нижний рынок, располагавшийся в районе впадения реки Плюснинки в Амур, в начале теперешнего Уссурийского бульвара. 

   Дорога в Хабаровск уже была, дед смастерил тележку на каучуковом ходу, на которую грузил четыре мешка картошки и капусту. Уходил из дома в двенадцать ночи, чтобы к утру быть на рынке. Получается, что шел он, толкая впереди себя тележку по грунтовке, порядка семи часов. Особенно трудно давались подъемы в районе теперешней 56-й школы и дендрария. Возвращался Гаврил Устинович с рынка тоже пешком…

   Внуки Завальских учились в школе-семилетке в поселке Хехцир. Напрямую до него было три километра, зимой братья и сестры ходили на лыжах. Такое же расстояние было и до Сосновки, куда отправлялись в клуб лесхоза, чтобы посмотреть кино.

   Что осталось в памяти Александра Николаевича Завальского о 40-50-х годах? Пленные японцы, работавшие на известковом заводе. Козы как необъемлемая составляющая домашнего хозяйства бабушки и дедушки, и за этим блеющим поголовьем требовался пригляд. Свадьба тети Нади, маминой сестры, которая вышла замуж за пограничника с заставы по соседству.

   Что касается происхождение названия сопки Двух Братьев, то Завальский  относится к нему как к собранию легенд, интригующих, но не имеющих ничего общего с действительностью.

   - В Гражданскую войну никаких боев здесь не было, не считая вылазок партизан, которые жгли деревянные мосты на перегоне между станциями Красная Речка и Корфовская, - говорит Александр Николаевич. - Окопы были, но их вырыли в конце 30-х годов для отражения возможного нападения японцев. Тогда же на кладбище привозили из Хабаровска тела расстрелянных. В справках о месте захоронения, которые после реабилитации выдавали родным, фигурировала сопка Двух братьев… 

   В 50-е годы на другой стороне трассы Хабаровск-Владивосток вырос жилмассив геологов. Деревянные дома на две семьи, магазин… Когда для геологов начали строить кирпичные дома в Сосновке, «деревяшки» у сопки Двух братьев  стали использоваться как дачи. Заработал асфальтовый завод, выбрасывая в атмосферу клубы черного дыма. В карьере, где развернулась добыча камня, урчали экскаваторы, тарахтели дробилки. Жители села Сопка Двух Братьев вместе с дачниками забросали инстанции жалобами. И власть отреагировала: асфальтный завод и каменный карьер свернули деятельность. Известковый завод краевого жилищного управления тоже закрылся. От него остался карьер как место сборищ пацанов, отправлявшихся на сопку Двух Братьев в поисках пещер.

   Александр Николаевич Завальский, ветеран Хабаровских тепловых сетей и заслуженный работник Минтопэнерго Российской Федерации, после ухода на пенсию поселился на 18-м километре. Живет он с супругой на даче, верней, в загородном доме, где полный набор коммунальных услуг. Барак, в котором квартировали бабушка и дедушка, понятно,  не сохранился. Александр Николаевич, можно сказать, сосед Игоря Пастухова. И он одобряет стремление Игоря сохранить построенный его дедом дом. Кстати, рядом с этим домом строится дача. Видно, что бревна не новые, а использованные.

   -  Последний барак разобрали, - уточняет Игорь Александрович.

   Примечательно, что застройщиками стали Кудряшовы - третье поколения коренных жителей села Сопка Двух Братьев. Людмила Ивановна Кудряшова в детстве была подругой Любови Александровны Гнусаревой, матери Игоря. Вместе учились в хехцирской школе, вместе отправлялись за грибами да ягодами. И, конечно, вместе поднимались к Двум Братьям…

   На снимке: Сфотографироваться у скалы на сопке Двух Братьев могли позволить себе исключительно смелые ребята и девчата. Фото 1950-х годов.  

Яндекс.Метрика