Слышатся звуки полонеза

Мой поселок -  частица России,

Положивший начало в судьбе.

Подаривший чувства и силы,

Я за все благодарна тебе.

grebenyuk-2   Семья наша приехала на станцию Корфовская в конце 1937 года. Мне было четыре года. Семья состоялась из шести человек.  Получили комнату в бараке. Три барака было в районе теперешней дробилки.

   Отец Кирилл Ильич  Гребенюк поступил работать в карьер. Он был потомственным кузнецом. Виды работ по железу разнились,  но главным было  заправлять буры и ковать лошадей. Мы, дети, ходили к отцу на работу.  Нам нравилось, как он  трудился, - умело, легко, играючи, с любовью. Его инструменты ударялись о наковальню и издавали красивые звуки. Алексей Егорович Алдухов  ходил слушать эти звуки и говорил, что  они похожи на душевную музыку.

   Мама Евдокия Артемовна тоже работала, но к выходу на пенсию имела неполный  стаж. В июне 1945 года она была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

    Отец был красивый, сильный, энергичный. Мама высокая, с легкой походкой, терпеливая. Родители прожили жизнь как великие труженики и жизнелюбы. Их души не засоряли обиды, зависть, злость. Есть много составляющих счастья, но главное, чтобы не было смятения в душе,  и ты был спокоен. Такими были наши родители. До конца своих дней они сохранили ясный ум, любовь к жизни.

    В предвоенные и военные годы поселок Корфовский был небольшим. Много места занимал частный сектор.  За столько лет поселок стал родным! Я не помню, чтобы мне что-то не нравилось.  Поселок окружают дивные сопки. Будучи детьми, мы много времени проводили в лесу. Отдыхали, рвали ягоды, орехи, играли на полянах. Там с утра стоял птичий перезвон - заслушаешься!.. Куковали кукушки, стучали клювами дятлы. Было много певчих птиц. Зайцы перебегали дорогу. Мычали коровы, которые свободно ходили по лесу. Грибов хоть косой коси, а ягод!.. Голубица, жимолость, черный виноград, лимонник, калина, шиповник. Очень много кедровых, колючих, грецких орехов.  Я знаю, что лес в военные годы нас кормил, согревал, был нашим доктором. 

   В лесу протекало много речушек и ручейков. Как красиво текла по камушкам вода, переливаясь в солнечных лучах!.. Природе мы доверяли и дружили с ней. Пока есть чистый воздух, вода, растительный и животный мир,  есть жизнь. Не будет этого - не будет жизни!

   Достопримечательность поселка - дамба, идущая от гранита до водонапорной башни. Дамба - это пешеходная дорожка, посыпанная песком. По бокам дамбы рос лес, вершины которого соединялись вверху. Весной цвели сирень, черемуха.  Внизу были болота, в которых было очень много лягушек. Они вечерами пели свои песни на все лады. Это надо было слышать!

   В поселке до войны  можно было сфотографироваться, отремонтировать обувь.  Работали три магазина,  чайная, столовая, две бани.  Была школа,  больница с родильным отделением.  В каждой квартире говорило радио. Своя электростанция давала ток. Улицы были освещены. В Хабаровск ездили только поездом.

    В  войну была светомаскировка: все окна занавешивались чем-то темным. В поселке стояли  две воинских части - танковая и авиационная. Танкисты располагались под сопкой, где сейчас можно найти следы ангаров. Авиаторы размещались в районе улицы Строительной.  В субботу и выходной там играл духовой оркестр части. Но это происходило уже после  войны. Тогда  было многолюдно и весело.

   Две речушки, которые протекали по поселку, были чистые и глубокие. Мы делали запруды и в них  купались. Но так как вода  холодная, то на берегу разводили костры и грелись.

    Почти в каждом дворе было хозяйство. Очень много было коров, четыре стада с пастухами.  Никогда не было ни убийств, ни разбоев. Люди жили спокойно. Не было железных дверей и решеток на окнах. Двери на сараях у скотины закрывались без замков.

    У отца и матери были друзья. Они дружили семьями. В нашем доме часто бывали Шатохины, Шкредовы, Ласкавые, Ляшкевичи, Калугины, Лукьяновы, Рыковы. Их никого уже нет в живых, но мы, дети из этих семей, продолжаем сохранять добрые отношения. 

    В  семье процветало уважение и взаимопомощь. Любили нас, детей. Любовь выражалась не в сюсюканье,  а в привитии нравственных качеств, трудолюбия, воли.  Родители были для нас маяками.

   До войны отец купил патефон. У нас были пластинки лучших певцов того времени - Лидии Руслановой, Вадима Козина,  Леонида Утесова, Клавдии Шульженко, Изабеллы Юрьевой. Были марши, полонез Огинского. Эта музыка возвышала нас.

     Вместе родители прожили шестьдесят пять лет.  Отец умер в 96 лет, мама - в 87 лет.  Похоронены они в Корфовском. Секрет их долгожительства в том, что вся жизнь была в движениях, в делах и всегда в ладу с собой.

Н.К. Гребенюк.

   На снимке: Надежда Кирилловна Гребенюк. Фото 1960-х годов.

   Надежда Кирилловна Гребенюк приехала в Корфовский вместе с родителями, братьями, сестрой в 1937 году. Здесь пошла в школу, после которой поступила в Биробиджанское педагогическое училище.  С 1953 года работала в Корфовской средней школе учителем начальных классов.  Имела первую квалификационную категорию.  Возглавляла методическое объединение учителей начальных классов. Работала заместителем директора школы по учебно-воспитательной работе.  Была отмечена знаком «Отличник народного просвещения РСФСР» (1966г.), знаком «Отличник просвещения СССР» (1983г.).

 Проработала в Корфовской средней школе сорок четыре года. Довела до курса неполной средней школы шестнадцать выпусков начальной школы. Можно сказать, что слова  песни «Школьный вальс»  - «И где бы ни бывали мы,/ Тебя не забывали мы,/ Как мать не забывают сыновья./ Ты - юность наша вечная, /Простая и сердечная, /Учительница первая моя…» - и про Надежду Кирилловну Гребенюк.

Яндекс.Метрика